213 28 закона о банкротстве

Статья 213.28. Завершение расчетов с кредиторами и освобождение гражданина от обязательств

213 28 закона о банкротстве

1. После завершения расчетов с кредиторами финансовый управляющий обязан представить в арбитражный суд отчет о результатах реализации имущества гражданина с приложением копий документов, подтверждающих продажу имущества гражданина и погашение требований кредиторов, а также реестр требований кредиторов с указанием размера погашенных требований кредиторов.

2. По итогам рассмотрения отчета о результатах реализации имущества гражданина арбитражный суд выносит определение о завершении реализации имущества гражданина.

3. После завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина (далее – освобождение гражданина от обязательств).

Освобождение гражданина от обязательств не распространяется на требования кредиторов, предусмотренные пунктами 4 и 5 настоящей статьи, а также на требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина.

4. Освобождение гражданина от обязательств не допускается в случае, если:

вступившим в законную силу судебным актом гражданин привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное или фиктивное банкротство при условии, что такие правонарушения совершены в данном деле о банкротстве гражданина;

гражданин не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве гражданина, и это обстоятельство установлено соответствующим судебным актом, принятым при рассмотрении дела о банкротстве гражданина;

доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество.

В этих случаях арбитражный суд в определении о завершении реализации имущества гражданина указывает на неприменение в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств либо выносит определение о неприменении в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств, если эти случаи выявлены после завершения реализации имущества гражданина.

5.

Требования кредиторов по текущим платежам, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о выплате заработной платы и выходного пособия, о возмещении морального вреда, о взыскании алиментов, а также иные требования, неразрывно связанные с личностью кредитора, в том числе требования, не заявленные при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина, сохраняют силу и могут быть предъявлены после окончания производства по делу о банкротстве гражданина в непогашенной их части в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

После завершения реализации имущества гражданина на неудовлетворенные требования кредиторов, предусмотренные настоящим пунктом и включенные в реестр требований кредиторов, арбитражный суд в установленном законодательством Российской Федерации порядке выдает исполнительные листы.

6. Правила пункта 5 настоящей статьи также применяются к требованиям:

о привлечении гражданина как контролирующего лица к субсидиарной ответственности (глава III.2 настоящего Федерального закона);

о возмещении гражданином убытков, причиненных им юридическому лицу, участником которого был или членом коллегиальных органов которого являлся гражданин (статьи 53 и 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации), умышленно или по грубой неосторожности;

о возмещении гражданином убытков, которые причинены умышленно или по грубой неосторожности в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения им как арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве;

о возмещении вреда имуществу, причиненного гражданином умышленно или по грубой неосторожности;

о применении последствий недействительности сделки, признанной недействительной на основании статьи 61.2 или 61.3 настоящего Федерального закона.

Источник: https://www.zakonrf.info/zakon-o-bankrotstve/213.28/

Вс не дал нижестоящим инстанциям освободить гражданина-банкрота от долгов

213 28 закона о банкротстве

Решением Арбитражного суда г. Москвы гражданин Р. был признан банкротом, введена процедура реализации имущества должника сроком на 6 месяцев, а также утвержден финансовый управляющий.

Впоследствии судом рассмотрен отчет финансового управляющего об итогах проведения процедуры реализации имущества, из которого следовало, что размер требований кредиторов, включенных в третью очередь реестра требований, составляет более 104 млн руб. В ходе процедуры было реализовано транспортное средство должника на сумму около 1,2 млн руб., за счет которого включенные в реестр требования кредиторов удовлетворены частично.

Определением суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции и округа, процедура реализации имущества гражданина Р. завершена, должник был освобожден от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Завершая процедуру реализации имущества должника, суд со ссылкой на положения ст. 213.27, 213.28 Закона о банкротстве и разъяснения, содержащиеся в п. 45, 46 Постановления Пленума ВС РФ от 13 октября 2015 г.

№ 45, исходил из того, что мероприятия, направленные на обнаружение имущества должника и формирование конкурсной массы для расчетов с кредиторами, выполнены финансовым управляющим в полном объеме.

При этом суд указал на недоказанность недобросовестности действий гражданина Р. и отсутствие условий, при которых освобождение должника от исполнения обязательств не допускается.

Не согласившись с принятыми судебными актами, один из кредиторов Р. – гражданин А. подал кассационную жалобу в Верховный Суд. Проверив материалы дела № А40-41410/2016, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене.

Судебная коллегия указала, что к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие, помимо прочего, честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом. В п. 4 ст. 213.

28 Закона о банкротстве установлен перечень признаков недобросовестного поведения гражданина, исключающих возможность использования особого порядка освобождения от погашения задолженности через процедуры банкротства.

К их числу относится непредставление гражданином необходимых сведений (представление заведомо недостоверных сведений) финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве.

ВС напомнил, что в процедурах банкротства на гражданина-должника возлагаются обязательства по предоставлению информации о его финансовом положении, в том числе сведений об источниках доходов. «Неисполнение данной обязанности создает препятствия для максимально полного удовлетворения требований кредиторов, свидетельствует о намерении получить не вытекающую из закона выгоду за счет освобождения от обязательств перед лицами, имеющими к нему требования», – указано в решении.

Коллегия указала, что, как следует из отчетов финансового управляющего имуществом должника, основная часть задолженности возникла из обязательств по договорам займа с физическими лицами.

При этом, несмотря на запрос суда, сведения о доходах должника, а также о доходах, имуществе и сделках супруги должника в материалы дела не представлены, информация о расходовании заемных денежных средств не раскрыта.

ВС отметил, что в сведениях о кредиторах должника содержалось лишь наличие задолженности перед инициатором дела о банкротстве, но не о других кредиторах. При рассмотрении требования А. о включении его требований в реестр судом установлено, что должник в рамках рассмотрения спора в суде общей юрисдикции, касающегося взыскания задолженности по договору займа с А.

, скрыл сведения о возбуждении дела о банкротстве, а при подаче апелляционной жалобы указал на необходимость оставления иска без рассмотрения в связи с начавшейся процедурой банкротства. Тогда суд пришел к выводу, что такое поведение должника было направлено на пропуск кредитором А.

срока подачи заявления о включении его требования в реестр, впоследствии восстановленного судом.

Как указала Судебная коллегия, перечисленные обстоятельства, вопреки разъяснениям, содержащимся в абз. 4–5 п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25, были оставлены нижестоящими инстанциями без внимания, а поведение должника не получило правовой оценки.

ВС также напомнил: если будет установлено, что нарушение, заключающееся в нераскрытии необходимой информации, являлось малозначительным либо совершено вследствие добросовестного заблуждения гражданина-должника, суд вправе отказать в применении положений абз. 3 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве. Бремя доказывания таких обстоятельств лежит на должнике, однако в рассматриваемом случае гражданин Р. соответствующие обстоятельства не подтвердил.

На основании изложенного Судебная коллегия отменила определение судов и направила дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

Партнер, адвокат АБ «Юрлов и партнеры» Кирилл Горбатов оценил определение ВС РФ как своевременное.

Он отметил, что большинство дел, связанных с неосвобождением должника от долгов, сводятся к тому, что должник при взятии на себя денежных обязательств действовал незаконно, в том числе совершал мошенничество.

А ситуации, в которых суды не освобождают банкротов от долгов в связи с непредоставлением какой-либо информации со стороны должника, встречаются гораздо реже. 

По словам Кирилла Горбатова, это связано с тем, что суды не всегда хотят глубоко разбираться в финансовой ситуации, сложившейся у гражданина-банкрота, при этом полностью перекладывая бремя доказывания тех или иных фактов на арбитражных управляющих и кредиторов. «Другими словами, если не доказан конкретный факт утаивания какого-либо имущества, значит, должник не является недобросовестным и может освобождаться от долгов», – пояснил он. 

Однако, отметил эксперт, непременный принцип в банкротстве граждан должен быть один – обеспечение со стороны должника полной прозрачности имущественного положения и совершенных им сделок, в том числе в отношении бывшего супруга.

«Поэтому стоит согласиться с выводами высшей судебной инстанции в том, что игнорирование запросов суда о предоставлении информации об имущественном положении банкрота и его бывшей супруги не может рассматриваться как добросовестное поведение должника в рамках процедуры банкротства, необходимого для применения последствий в виде освобождения его от финансовых претензий кредиторов. То есть если остаются так называемые “серые” или “черные” зоны в имущественном положении должника, то он должен дать суду и кредиторам соответствующие пояснения о том, что произошло в той или иной ситуации, быть полностью открытым», – заключил адвокат.

Подводя итог, Кирилл Горбатов выразил мнение, что определение ВС РФ даст положительный эффект в правоприменительной практике с точки зрения дополнительной защиты прав кредиторов.   

Юрист практики реструктуризации и банкротства юридической фирмы ART DE LEX Юлия Шилова отметила, что позиция, приведенная в данном определении ВС РФ, не является принципиально новой. Она напомнила, что аналогичные выводы ранее были изложены в Определении Верховного Суда РФ от 25 января 2018 г. № 310-ЭС17-14013 по делу № А48-7405/2015, имеющему схожие фактические обстоятельства.

Юлия Шилова подчеркнула, что уклонение от исполнения обязанности по представлению необходимых сведений не позволяет признать действия гражданина-должника добросовестными и, как следствие, оказать гражданину действенную и эффективную помощь в выходе из кризисной ситуации через процедуру реструктуризации долгов. Подобное поведение гражданина-должника неприемлемо, поскольку в противном случае нарушаются права конкурсных кредиторов.

«В рассматриваемом случае должник уклонялся от раскрытия информации о доходах, имуществе и сделках, связанных с разделом имущества с супругой. Его поведение не было обусловлено ошибкой, имело умышленный характер и создавало препятствия для максимально полного удовлетворения требований кредиторов», – заключила Юлия Шилова.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-ne-dal-nizhestoyashchim-instantsiyam-osvobodit-grazhdanina-bankrota-ot-dolgov/

5 мифов о банкротстве физических лиц. Разбираемся в ФЗ №154

213 28 закона о банкротстве

Положения Закона о банкротстве, регулирующие банкротство граждан (пункт 1.1 главы 10 Закона), введены Федеральным законом от 29.06.2015 № 154-ФЗ и вступили в силу с 1 октября 2015 года.

С момента официального опубликования вновь введенные положения о банкротстве гражданина вызывают множество вопросов как у обычных граждан, которым может грозить процедура банкротства, так и у юристов-профессионалов.

За более чем 2 года, прошедших с момента вступления в силу указанных положений, в части общества, не обладающей профессиональными знаниями в сфере банкротства, сформировались несколько мифов относительно банкротства граждан. Что нужно знать о банкротстве физических лиц?

Гражданин может быть признан банкротом по собственному заявлению, даже если его совокупный долг менее 500 тысяч рублей.

Заявление о признании гражданина банкротом, как следует из Закона о банкротстве, могут подать:

  • сам гражданин,
  • его кредитор
  • и уполномоченный орган (налоговая инспекция).

При этом принять такое заявление к производству суд вправе при наличии одновременно двух условий – наличии у гражданина-должника долга в размере свыше 500 тыс. рублей с просрочкой исполнения обязательств более 3 месяцев (п. 2 ст. 213.3 Закона о банкротстве).

Как следует из положений п. 1, 2 ст. 213.

4 Закона о банкротстве сам должник-гражданин может подать заявление о признании себя банкротом не только при одновременном наличии вышеуказанных условий (в таком случае это его обязанность), но и в случае, если он предвидит наступление банкротства, при этом будучи не в состоянии выполнить взятые на себя обязательства.

Как следует из п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан», размер неисполненных гражданином обязательств в такой ситуации значения не имеет.

Казалось бы, все понятно: если гражданин подает заявление о собственном банкротстве, то сумма долга не важна. Это прямо следует из Закона о банкротстве и разъяснений Верховного суда.

Однако судебная практика пошла по прямо противоположному пути: при подаче должником-гражданином заявления о признании себя банкротом суды признают такое заявление необоснованным, если сумма неисполненных обязательств менее 500 тысяч рублей (см. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 октября 2016 г. по делу № А51-7610/2016).

Финансовый управляющий будет контролировать каждый шаг гражданина.

Финансовый управляющий – профессиональный участник правоотношений в сфере банкротства граждан.

Его цель – действовать в интересах должника и его кредиторов, с тем, чтобы как можно более полно удовлетворить требования кредиторов. Однако ошибкой будет утверждать, что во исполнение этой цели финансовый управляющий будет идти на любые меры и контролировать все действия гражданина.

Законом четко ограничен круг полномочий финансового управляющего. Все действия, которые он может или обязан предпринимать в отношении должника, так или иначе связаны с имуществом гражданина, его имущественными правами и обязанностями (п. 7, 8 ст. 213.

9 Закона о банкротстве).

Все сведения, запрашиваемые управляющим у должника, связаны с имуществом гражданина или возможностью его обнаружения (например, запрос о предоставлении свидетельства о браке и указания на совместно нажитое с супругом имущество, справка о доходах гражданина и т.д.).

При этом согласно п. 5 ст. 213.

11 Закона о банкротстве ряд сделок гражданина в процедуре реструктуризации совершается им только с письменного согласия управляющего (на сумму свыше 50 тысяч рублей, по передаче имущества гражданина в залог) — поэтому такие сделки контролироваться финансовым управляющим, безусловно, будут, а непредоставление гражданином информации о них может повлечь за собой ответственность (см. миф пятый).

В рамках же процедуры реализации гражданин не может сам распоряжаться своим имуществом, весь контроль имущественных отношений банкрота переходит к его финансовому управляющему (п. 5 ст. 213.25 Закона о банкротстве).

По долгам гражданина будут платить его родственники.

Гражданин, в отношении которого введена процедура банкротства, отвечает по неисполненным обязательствам своим имуществом. Родственники гражданина по его долгам платить не будут, однако Законом о банкротстве предусмотрен ряд случаев, в которых родственники и/или наследники должника так или иначе становятся участниками дела о банкротстве последнего.

Так, в случае смерти гражданина в конкурсную массу включается имущество, составляющее наследство гражданина, а наследники такого гражданина на основании наследственного дела по определению суда становятся процессуальными правопреемниками умершего гражданина — участниками дела о банкротстве (п. 4, 7 ст. 223.1 Закона о банкротстве).

Кроме того, сделки гражданина-должника могут быть оспорены в отношении его наследников (ст. 61.5 Закона о банкротстве).

Совместная собственность супругов подлежит реализации наравне с иным имуществом банкрота, однако в конкурсную массу должника будет включена только часть совместной собственности, соответствующая его доле в этом имуществе. Доля супруга останется в безопасности (п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве).

Если гражданина признают банкротом, все его долги будут списаны.

Целью банкротства — как юридических, так и физических лиц — является «очищение» от долгов, поэтому по общему правилу, после окончания расчетов с кредиторами гражданин-банкрот освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных в процедурах (п. 3 ст. 213.28 Закона о банкротстве). Предполагается, что гражданин, действуя добросовестно, либо погасил все долги в процедуре реструктуризации, либо все имущество банкрота, подлежащее реализации, в соответствующей процедуре было отчуждено для удовлетворения требований кредиторов.

Однако не все граждане, имеющие долги, действуют добросовестно: скрывают имущество, выводят активы (как им кажется, незаметно и неуловимо), не передают управляющему подлежащую передаче документацию. Нормы о субсидиарной ответственности в банкротстве граждан неприменимы, однако, в том числе в целях пресечения такого недобросовестного поведения и для граждан предусмотрена мера ответственности.

Так, пунктами 4, 5, 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве предусмотрен перечень ситуаций, в которых гражданин даже по завершении процедуры банкротства от долгов освобожден не будет:

Также гражданин и после завершения процедуры банкротства не освобождается от исполнения текущих платежей, уплаты алиментов и иных обязательств, неразрывно связанных с личностью. Гражданину придется платить также по субсидиарной ответственности, по сделкам, признанным недействительными и убыткам, причиненным имуществу умышленно или по грубой неосторожности.

После окончания процедуры банкротства у гражданина не остается никакой собственности.

Пункт 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве в целях установления имущества, которое не может войти в конкурсную массу должника-гражданина, отсылает к ст. 446 ГПК РФ.
Согласно указанной норме, в конкурсную массу гражданина не могут быть включены:

  • единственное пригодное для жизни гражданина и его семьи жилое помещение и земельные участки, на которых расположено такое жилье вне зависимости от их площади.Исключение составляют предметы ипотеки. Данное правило направлено на защиту конституционного права на жилище (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 04.12.03 № 456-О);
  • вещи индивидуального пользования и домашнего обихода.

Источник: https://blog.pravo.tech/5-mifov-o-bankrotstve-fizycheskih_liz/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.